«То, что я не знал, кто такой Адам Дайнес, не означает, что он плохой боксер»

0 Просмотр Нет комментариев

«То, что я не знал, кто такой Адам Дайнес, не означает, что он плохой боксер»

«То, что я не знал, кто такой Адам Дайнес, не означает, что он плохой боксер»

Артур Бетербиев — о подготовке к своему первому в профессиональной карьере выступлению в России

“Коммерсантъ” от 15.03.2021, 14:54

В субботу свой первый профессиональный поединок в России проведет Артур Бетербиев, единственный отечественный боксер, которому принадлежат сразу два чемпионских титула — Международной боксерской федерации (IBF) и Всемирного боксерского совета (WBC) в полутяжелом весе (до 79,4 кг). Защищать он их будет в московском дворце «Мегаспорт» в несколько раз откладывавшемся поединке с Адамом Дайнесом, представляющим Германию. О подготовке к этому матчу Артур Бетербиев рассказал корреспонденту “Ъ” Алексею Доспехову.

— Для вас предстоящий бой — первый на родине в профессиональной карьере. Все свои 15 побед вы одержали по ту сторону Атлантического океана. В связи с этим уже появились какие-то особенные ощущения? Отличаются они от тех, что были перед теми поединками, которые вы проводили в Северной Америке?

— Конечно, появились. Это очень приятно, очень круто выступать на родине, в столице России… Другое дело, вам может показаться, что по мне это как-то незаметно. Но учтите, что мы — профессионалы и понимаем, как вредно перед выступлением давать волю эмоциям, отвлекаться. Поэтому я стараюсь вести себя сдержанно, что ли.

— То есть отвлекающие факторы все-таки есть?

— Ну, понимаете, вокруг всегда идут какие-то разговоры. Кто-то, например, говорит, что выступать дома — это хорошо, это преимущество, кто-то, наоборот, что это хуже. Я просто стараюсь не отвлекаться на такие вещи, не давать им задергать себя. Но, поверьте, я по-настоящему рад, что мне удастся наконец провести бой в Москве.

— Давайте задам вопрос, который наверняка волнует всех. Между вашим предыдущим боем — с Александром Гвоздиком — и нынешним прошло уже полтора года. Такого долгого перерыва в вашей карьере не было никогда. Он может как-то сказаться?

— Мне этот вопрос часто задают. И вот как на него ответить? Ну да, так вышло, так сложились обстоятельства. Я ничего с ними поделать не мог. Главное, я в этот период почти все время был в зале, все время старался учиться, совершенствоваться в технико-тактическом мастерстве. Все было с боксом связано. Так что надеюсь, все будет хорошо.

— Я к тому, что это был не просто перерыв в полтора года, а все же перерыв, во время которого с вами произошли неприятные, тяжелые события. Сначала — травма, так?

— Да. Сначала травмировался, потом заболел коронавирусом. Но все, что тебя не убивает, делает тебя сильнее.

— Как вы перенесли коронавирус?

— Где-то десять дней не уходила температура, потерял около пяти килограммов. Реально было очень плохо… Затем четыре дня еще пробыл в карантине. Но восстановился, мне кажется, я быстро. После карантина пошел на пробежку. Легкую. Пробежал пять километров. Почувствовал — ничего, все нормально.

— Я правильно понял, что пробежка была сразу после карантина?

— Да, я очень соскучился по нагрузкам.

— Ограничения, вызванные пандемией, наверняка тоже ведь сказались на подготовке? Вы, можно сказать, человек мира: тренируетесь в Канаде, бой — в Москве. Где вы готовились к нему?

— На самом деле в Монреале было очень сложно тренироваться. Год назад, при подготовке к бою, который в итоге сорвался, один зал закрыли, мы как-то смогли найти другой. Там же по-другому все работает. Если закрывают, то все что можно. Сейчас я готовился практически исключительно в России. За восемь недель до боя прилетел в Кисловодск, тренировался там, за две недели до боя — переехал в Москву.

— Это же первый в вашей профессиональной карьере случай, когда вы готовились к бою в России? Какие впечатления?

— Понимаете, все чемпионы мира, все лучшие боксеры устраивают тренировочные лагеря подальше от дома, близких, друзей. Это идеальный вариант… Тут было немножко по-другому, гораздо ближе к дому. Но не думаю, что возникли какие-то проблемы.

— А ваша команда добралась до Кисловодска?

— Да, в полном составе.

— И с подбором спарринг-партнеров трудностей не возникло? На них жаловались многие боксеры, которым пришлось выступать в период пандемии.

— Мой тренер выбрал тех, кому не нужна была въездная виза в Россию.

— Но это не первые попавшиеся люди?

— Нет, хорошие ребята. Реально со мной спарринговали, дрались. Помогали мне, словом.

— Первоначально вы должны были драться с китайским боксером Мэн Фаньлуном, готовились к встрече именно с ним. Как вы отнеслись к его замене на Адама Дайнеса?

— Ну, это была, если честно, не очень приятная новость. Но и не то чтобы какая-то большая проблема.

Я даже не помню, кто мне сказал, что вместо китайца будет немец… В конце концов оба левши. В этом смысле мало что поменялось.

— Сколько раз вы с левшами дрались в карьере?

— У меня было два боя с левшами. В первом случае — это бой с бывшим чемпионом мира (Габриэлем Кампильо.— “Ъ”), во втором за десять дней до поединка меня поставили перед фактом: вот, есть такой вариант, Александр Джонсон, американец, если хочешь — дерись, не хочешь — отказывайся, мы поймем. Я, конечно, согласился. Результаты вы знаете.

— Скажите честно, вы фамилию вашего нового соперника до того, как ему дали шанс встретиться с вами, знали?

— Отвечу очень честно.

Возьмем IBF, WBC — организации, где я являюсь чемпионом. Поверьте, я ни разу не заглядывал в рейтинг, не смотрел, кто там вслед за мной идет.

Или вот Александр Гвоздик. Хороший парень, я его с любителей знаю. Но мне никогда не хотелось сесть и посмотреть его поединки. Когда мне назначили бой с ним, я посмотрел. Так что то, что я не знал, кто такой Адам Дайнес, не означает, что он плохой боксер… Знаете, я не хочу отдавать боксу семь дней в неделю, хватает шести.

— Во многих материалах, посвященных вашему московскому бою, рядом с сочетанием «защита титула» ставят определение «проходная». Вас — от этого никуда не денешься — считают стопроцентным фаворитом…

— Проходная? Если бы вы не сказали, я бы этого и не знал… Я выхожу на бой с человеком, который стал обязательным претендентом. Этот статус так просто не дают. Он заслужил его. И он точно будет делать все, чтобы выиграть. И потом в боксе все может решить один удар.

— Для вас принципиально, продлится ваша уникальная серия нокаутов или нет? Досрочно вы выиграли все свои бои.

— Вообще не думаю об этом. Думаю о том, чтобы хорошо отбоксировать, защитить титул. Каким способом — не важно.

— Вы следили за тем, что происходило в боксе в минувший год, с начала пандемии. По-моему, несмотря на дефицит боев, было не так уж мало интересных событий…

— Слушайте, есть любители бокса, а я — боксер. У меня в этом смысле какая-то несостыковка. Ну, не смотрю я днями и ночами бокс, извините. Есть вещи не менее приятные.

— Вы же наверняка после приезда в Россию общались с Умаром Кремлевым, который в конце прошлого года стал президентом Международной федерации бокса (AIBA). Часть его программы — консультации с ведущими спортсменами по поводу стратегии федерации, регламента. С вами он советовался?

— Какой из меня советчик? Я — боксер. Думаю, Умар Назарович со своими задачами справится без моих советов.

По материалам: www.kommersant.ru

Об авторе

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)